• Практики
  • Команда
  • Публикации
  • О нас
  • Контакты
  • Отправить заявку

    ПРЕДДОГОВОРНАЯ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ СТОРОН: «НАКОНЕЦ-ТО» ИЛИ «ЗРЯ СТАРАЛИСЬ»

    ПРЕДДОГОВОРНАЯ ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ СТОРОН: «НАКОНЕЦ-ТО» ИЛИ «ЗРЯ СТАРАЛИСЬ»

    20 Мая 2015

    01 июня 2015 года вступает в силу Федеральный закон от 8 марта 2015 года № 42-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации», который является наглядным продолжением реформирования гражданского законодательства.

    20 мая 2015 года компанией LWC Corp. совместно с деловой газетой «Ведомости» был организован круглый стол, посвященный появлению нового института преддоговорной гражданско-правовой ответственности. В числе изменений законодательства обсуждались положения статей 434.1, 431.2 ГК РФ.

    В целом, закрепление преддоговорной ответственности носит положительный оттенок.  У сторон будущего обязательства появилась четкая конструкция возможных действий в случае возникновения убытков вследствие недостоверности данных второй стороной заверений (взыскание убытков, взыскание неустойки, односторонний отказ от договора, признание договора недействительной сделкой). Весьма серьезные защитные функции несут в себе положения вводимых изменений за недобросовестное поведение на переговорах, к которым относятся: 1. предоставление стороне неполной или недостоверной информации, в том числе умолчание об обстоятельствах, которые в силу характера договора должны быть доведены до сведения другой стороны; 2. внезапное и неоправданное прекращение переговоров о заключении договора при таких обстоятельствах, при которых другая сторона переговоров не могла разумно этого ожидать. Следует отметить, что данные признаки недобросовестного поведения на переговорах о заключении договора не является исчерпывающими, соответственно могут быть дополнены сторонами в протоколах о проведении переговоров и в соглашениях, определяющих порядок проведения переговоров.

    У экспертов новеллы вызвали смешанные чувства: «У нас появилась реальная возможность взыскать убытки за необоснованный срыв переговоров, так как соглашения сторон о порядке проведения переговоров возведены наконец в ранг допустимых доказательств арбитражного и гражданского процессов, подтверждающих факт возникновения коммуникаций сторон, направленных на будущее обязательство. Осталось дело за малым: научиться правильно составлять такого рода соглашения и меморандумы. Тем не менее, вопрос о взыскании неких компенсаций за нарушение соглашений о конфиденциальности и раскрытие информации, полученной в ходе переговоров, по-прежнему открыт, так как доказывание такого рода убытков в судебном процессе всегда процессуальный шпагат представителей сторон» - утверждала Костикова Юлия (Руководитель судебной практики LWC Corp.) 

    «Нормы о внезапном прекращении переговоров и ответственности весьма опасные. Гражданский кодекс прямо не говорит о глубине переговоров, по этому вопросу важна будет правоприменительная практика» - заметил Федор Цуринов (вице-президент по правовым вопросам YIT Rakennus). 

    Дмитрий Корончик (Начальник юридического отдела, «Лемминкяйнен Рус») также поддержал появление института преддоговорной ответственности: «В целом приветствую появление таких норм, но посмотрим, как это будет на практике. Внезапный выход из переговоров слишком общий термин, так как стороны могут иметь разные критерии разумного выхода из переговоров. Для крупных иностранных компаний обычная практика давать российским представительствам мандат на ведение переговоров, но окончательное решение оставлять за головным офисом. И что же делать если головной офис не согласует предварительные договоренности, будет ли это внезапным выходом? На текущий момент рекомендую максимально подробно прописывать каждую дефиницию в отдельных соглашениях».


    Возврат к списку